В одном очень популярном американском сериале о взаимоотношении полов, прославившем (при этом не всегда оправданно) десяток нью-йоркских заведений, одну из главных героинь Миранду таксист отказался везти в Бруклин. Да и переезд девушки в этот район оказался большим стрессом и чуть ли не переломным моментом всей ее жизни.

Сегодня же дела в Бруклине обстоят совсем иначе.

Традиционное восприятие Нью-Йорка сквозь пафос и лоск Манхеттена за последние годы сместилось в сторону колоритного и самобытного Бруклина, гастрономическую составляющую которого уже успели оценить многие гуру ресторанного бизнеса. Сегодня Бруклин являет собой сборник самых разных кулинарных историй, которые повествуют об уличной еде, фьюжине и новомодных веяниях.

Так или иначе, но есть люди, без которых этот район так бы и не вышел из тени гламурного Манхеттена. Эндрю Тэрлоу, чье имя уже, пожалуй, увековечено в ресторанной летописи Бруклина, как раз является такой личностью.

Еще на заре своей карьеры Эндрю даже не задумывался о каких-либо стратегиях или бизнес-планах, решив полностью отдаться своим давнишним мечтам и открыть местечко, где бы было вкусно, душевно и недорого. После обучения на художественном факультете в университете Аризоны он около года путешествовал по Африке, где незнакомцы предлагали ему еду, кров и свою дружбу. «Я жил за счет доброты других людей», – признается Эндрю. Он вспоминает, как в далеком 1994 задумывался об открытии в Вильямсбурге маленького ресторанчика с названием Diner, который позже станет определением бруклинских обедов.

А пока Тэрлоу со своим другом и партнером Марком Фертом лишь задается целью открыть место, где бы все представители искусства – художники, музыканты и актеры – могли коротать вечера в заведениях, предлагающих качественную, но при этом доступную еду. Концепт был прост – к каждому блюду должен подаваться вареный или жареный картофель. Шеф, которого они наняли – молодая женщина по имени Кэрэлайн Фиданза, проживавшая по соседству,– полностью разделяла идеи и гастрономические пристрастия Эндрю и Марка. Открытие состоялось в канун нового 2000 года, что весьма символично, поскольку Diner стал точкой отчета новой гастрономической эпохи Бруклина.

Несмотря на то, что Марк и Кэрэлайн давно покинули ряды команды Diner, сюда по-прежнему съезжаются желающие отведать самые вкусные в городе бургеры, хрустящий жареный картофель, сочные стейки и другие, казалось бы, незамысловатые блюда, что успели обрести свою армию поклонников, среди которых немало манхеттенцев. Заведение находится в самом настоящем вагоне-ресторане 20-х гг. прошлого столетия, где по периметру расположены типичные для поездов столики, а блюда под панк-роковые хиты разносят татуированные официанты.

Позже появилось на свет еще одно детище Эндрю – Marlow & Sons, ресторан, снискавший славу среди любителей игристых вин, устриц и запеченной курицы.

Будучи приверженцем фермерских продуктов только наивысшего качества и только из проверенных мест, Тэрлоу создал в лобби Marlow & Sons небольшой магазинчик Marlow & Daughters, где вниманию гурманов и сегодня предлагаются самые разные специалитеты лучших хозяйств. Кроме этого, любители выпечки могут порадовать себя различными десертами – от домашнего пирога до кексов и бисквитов. Преуспев в ресторанном деле, Эндрю решил не останавливаться на достигнутом и заняться другими проектами, которые вскоре стали не менее успешными.

Чего только стоит итальянский ресторан Roman’s, на кухне которого хозяйничает Дейв Голдс, известный своими кулинарными импровизациями, а также пекарня She Wolf Bakery, где Тэрлоу решил по-настоящему «зажечь», всерьез занявшись выпечкой домашнего хлеба.

Как бы то ни было, идеи Эндрю всегда связаны с неожиданными решениями. Однажды поиски локации для пекарни привели его в Greenpoint – пространство, идеально подходящее для бара. Так и появился Achilles Heel – кафе и коктейль-бар, предлагающий днем самые разные яства из сестринских заведений, а по вечерам лучшие в округе коктейли. Одним из последних ресторанов династии Тэрлоу является Reynard при отеле the Wythe, построенном на территории старой фабрики. Не имея ни одной звезды, а также при скромном номерном фонде в 70 комнат, включая несколько лофтов, отель сумел стать одним из самых востребованных во всем Нью-Йорке. Интерьер the Wythe достаточно лаконичен – вы не встретите в лобби сверкающих хрустальных люстр в пол или же шкур редких животных на стенах. Напротив – комнаты здания вымощены кирпичной кладкой, а пол украшают причудливые узоры кафеля ручной кладки. Здесь буквально все – высокие потолки, практически незаметные элементы декора и мебель, выполненная в спокойных пастельных тонах, – дают ощущение пространства и легкости.

И лишь из широких панорамных окон поблескивают зеркальные фасады фешенебельного Манхеттена, будто пытаясь переманить бруклинцев на свою сторону. И, если Diner стал излюбленным местом всей округи, в the Wythe и его ресторан Reynard съезжаются гурманы со всей Атлантики, а вечерами вереница красиво одетых людей ждет своей очереди в The Ides баре на крыше, чтобы полюбоваться великолепным панорамным видом за стаканчиком-другим виски или лучшим в городе коктейлем.

Несмотря на то, что многие до конца не верили, что очередное заведение Тэрлоу сможет «выстрелить» в бруклинских стенах, сейчас у Эндрю все идет отлично. Во многом это связано с его страстью к натуральным продуктам, которые он самостоятельно отбирает для каждого своего ресторана, а также стремлением открывать места именно для людей, а не только денег ради, и, конечно же, безупречным вкусом художника.

Ольга Марковец

подпишитесь!